Святые отцы, опытно проходившие путь смирения, описали в своих трудах признаки этой Божественной добродетели:  «Смиренный не тщеславится, не гордится, служа Господу из страха пред Ним. Смиренный не установляет собственной своей воли, прекословя истине, но повинуется истине. Смиренный не завидует успеху ближнего, …а, напротив того, радуется с радующимися и плачет с плачущими… Смиренный почитает не только высших, но и низших себя. Смиренный не ссорится… Смиренный, если услышит выговор, не ропщет, а если будет заушен, не выйдет из терпения; потому что он ученик Претерпевшего за нас крест. Смиренный ненавидит самолюбие, почему не домогается первенства, но почитает себя в мире сем как бы временным пловцом на корабле» (5,453).

«Смирение состоит в том, чтобы человек считал себя грешником и неправедным, не настаивал на своем слове, отсекал свои хотения, очи опускал долу, переносил обиду, ненавидел честь и покой, всем говорил: прости мне» (3,460).

«Смирение в том и состоит, когда человек считает себя грешнее всех» (2,358).  Истинно смиренный христианин, хотя и не превозносится своими способностями или духовными силами, но никому не позволяет произвольно пользоваться ими в плохих и даже просто нравственно сомнительных делах. Наоборот, он становится способным направлять к добру и силы других людей; приобретает духовный авторитет даже среди нравственно огрубевших людей.

Чтобы убедиться в справедливости этого, достаточно открыть Четьи- Минеи святителя Димитрия Ростовского или другие описания житий святых и хотя бы малую часть прочитать из них. Все святые люди были смиренными, а между тем влияние их на окружающих, на приходивших к ним и просто слышавших о них — на всех было огромное. Будучи глубоко смиренными, они никогда не забывали в себе высокого достоинства христианина. Да не подумает кто-либо, что здесь оправдывается так называемая «благородная гордость». Любая гордость есть грех. В высшей степени смиренным явил себя во время служения на Земле Сам Спаситель (Флп.2.8), но в той же мере Он показал и Свою Божественную высоту. Он учил, повествуют святые евангелисты, «яко власть имый, и не яко книжницы», «и дивляхуся о учении его» (Мк.1,22), «и по Нем идоша народи мнози» (Мф.4,25). Короче говоря, хотя смиренный христианин не имеет даже и мысли показать перед другими свои добродетели, но они невольно замечаются и ценятся. Его можно сравнить со зрелым, полным зернами колосом, который хотя и клонится к низу, но всеми ценится, а пустой колос, хотя и торчит выше всех, никого не привлекает (22,322).

Истинное глубокое, неподдельное смирение святые отцы называют основанием христианства. Так, преподобный Марк Подвижник пишет: «Основание христианства есть сие, чтобы человек, сколько бы дел (правды) не совершал, не успокаивался на них и не почитал бы себя за нечто великое, но был бы нищ духом» (3,536).

Особенно нужно остерегаться ложного смирения, смирения по внешности, так как страсть гордости настолько тонко прилепляется к душе человека, что весьма часто следует «за терпением поруганий, за исправлением послушания и безгневия, непамятозлобия и служения ближним» (8,154). Святой отец говорит, что «многие из гордых, не зная самих себя, думают, что они достигли бесстрастия, и уже при исходе из сего мира усматривают свое убожество» (8,153). Поэтому «не уповай на себя, пока не услышишь последнего о тебе изречения, памятуя, что и возлежащий уже на брачной вечери был связан по рукам и по ногам и ввержен во тьму кромешную» (Мф.22,13),(8,152).

Преподобный Антоний Великий призывает Христовых последователей удаляться от страсти гордости и стяжать истинное смирение. «Если не будет в человеке, — поучает он, — крайнего смирения, смирения всем сердцем, всем умом, всем духом, всею душою и телом, — то он Царствия Божия не наследует» (3,31).

И в этом нет ничего удивительного, ничего необычного, так как через духовную нищету, через смирение мы познаем подлинное свое состояние, настоящее свое бытие. Святитель Тихон Задонский этого вопроса касается более подробно. Он говорит: «Мы созданы по образу Создателя нашего и по Его подобию, и созданы для вечных благ, но сатана своим лукавством лишил нас всего этого и сделал нищими; и хотя многие и изобилуют видимым богатством мира сего, однако все перед Богом — нищие, ибо грешники. Грех ведет к истинному духовному обнищанию. В эту нищету лукавый ввергнул нашего праотца Адама и нас, его потомство. Богач, который много золота, серебра и прочего тленного богатства имеет, но живет в грехах, нищ, ибо не имеет надежды на небесные блага. Видишь нищету, в которой все мы, бедные, находимся?» (15,86).

В нищете духовной, в смирении открывается нам подлинное видение самих себя (15,87).

Итак, без смирения нет спасения, как говорят святые отцы. «Вся сила в смирении… , а без смирения ничто!» (2,147). «Хотя бы ты, — говорит святитель Иоанн Златоуст, — отличался постом, молитвой, милостыней, целомудрием или другой какой добродетелью, все это без смирения разрушится и погибнет» (10,150).

Преподобный Амвросий Оптинский, умудренный большим духовным опытом, говорит: «Добродетели не могут быть без смирения, потому что смирение подает крепость ко всякой добродетели… Лишь только смирится человек, как тотчас смирение поставляет его в преддверие Царства 11ебесного» (12,65).