Когда-то на Афоне работал один мирянин со своим сыном на протяжении многих лет. Спустя некоторое время у отца нашлась работа на родине и он захотел забрать сына, чтобы вся семья жила вместе. Но сын не захотел последовать за отцом в мир, потому что он был тронут аскетической жизнью [афонских] Отцов, знал и о мирской суетной жизни, и не пошел за отцом. Он даже так сказал отцу: «Отец, у тебя есть еще дети, оставь хоть одного в Уделе Пресвятой Богородицы». В итоге, отец его оставил.

Этот молодой человек был очень чутким, усердным, простым, но необразованным. Он считал себя очень недостойным стать монахом, но он еще думал, что не сможет должным образом исполнять монашеские обеты, хотя на самом деле, как мы увидим далее, жил подвижнической жизнью. Он нашел одну маленькую каливу, где раньше жили животные, без окон и дверей, оставил только одно отверстие, чтобы залезать туда, закрывал отверстие одним старым пальто, которое он нашел где-то неподалеку уже как несколько лет выброшенным. Птичьи гнезда, конечно же, были гораздо лучше его гнезда, но и норы животных тоже были лучше его норы, но радость, которую испытывала его душа, не имеют те, кто живут в богатых дворцах, потому что этот человек подвизался ради Христа, и Христос был рядом с ним, не только в его каливе, но и в его духовном доме, в его теле, в его сердце, и он жил в Раю.

Конечно о его Духовной жизни только Господь знает, потому что он жил тихо и просто, в безызвестности.

Только из одного случая, который стал известным, многое можно понять.

Из своего гнезда он выходил время от времени, приходил в какую- нибудь келлию, где были наружные работы на огородах, помогал и брал немного сухарей и немного маслин. Если ему не давали работу, он не принимал никаких благословений, он должен был заплатить за них своей работой вдвойне.

Поскольку он был безграмотный, как я уже говорил, он зашел как- то в один Монастырь спросить, когда начинается великий пост, хоть для него все время было великим постом.

После того, как ему сказали, в какой день начинается пост, он забрался в свое гнездо. Прошло несколько месяцев, но он и не заметил, как и когда они прошли. Итак, он выходит и идет в один монастырь, узнать, что происходит. Он побывал на службе, на Литургии причастился, после пошли все в трапезную, он увидел в трапезной красные яйца, это было уже отдание Пасхи. Он удивился и спросил одного брата: «Неужели уже Пасха?» Брат ему отвечает: «Что ты говоришь Пасха? Завтра уже Вознесение». Таким образом [этот человек] подвизался до самого часа своей смерти. Спустя два месяца после его кончины тело его нашел один охотник и оповестил полицию и доктора, который мне рассказал, что его тело не толко не пахло, но, напротив, имело некое приятное благоухание.

ДУШЕПОЛЕЗНЫЕ РАССКАЗЫ Преподобного Старца Паисия Святогорца