Богослужебные облачения

Богослужебные облачения это одежды в которые священнослужители одеваются во время Богослужения. Такая одежда имеет определенную форму, качество материала. Древность происхождения священных одежд ученые относят к 4 веку. С конца 3 и начала 4 веков священные одежды употребляются евященнослужителями открыто и отличаются от обыкновенных одежд. Поэтому нет сомнения, что предписание Ветхого завета, повелевающее первосвященнику Аарону и священникам — сыновьям его надевать при Богослужении особенные одежды, как украшение, и вместе, как символ священнического достоинства и отличия от всех прочих сынов Израиля и употребление особенных одежд жрецами Греческого и Римского культа, если не служили образцом для христианской церкви в первые века ее распространения, то имели влияние на их употребление по различию степеней клира и тем самым служили противовесом для слабых в вере христианнской и увлекающихся пышностью языческого культа.

Все эти соображения получают большее значеше, если обратим внимание на следующие пункты: Если в Новом Завете нет ясных следов существования одежд, употребляемых священными лицами и клириками ири Богослужении, и если из послания Апостола Павла к Тимофею нельзя выводить заключения о существовании фелони, где сказано: фелонь, его же оставих в Троаде у Карпа, грядый принеси, и книги кожаные; то все таки в древности было распространено предание об известных знаках Апостольского достоинства. Сюда относится разсказъ Егезиппа, отца 2 века, об особенной льняной одежде (срачице, подряснике) Апостола Иакова и его золотой повязке, которую он надевалъ на лобъ, по примеру иудейского первосвященника, об одежде Иоанна и Марка, о роскошной одежде, похожей на нынешнюю фелонь Варфоломея.

Против этих древних свидетельств предания может служить возражешем только невероятность, чтобы Апостолы действительно являлись в такихъ одеждах перед язычниками и иудеями, тем более духовные не могли носить постоянно одежды отличной отъ мирянъ во времена гонений Христианства, когда особенно преследовались лица церковной иерархии, а следовательно, таким лицам неудобно было еще выделяться чем либо по внешности из среды мирян. Но если из того, что христианские проповедники в Турции не появляются открыто во всех своих украшениях, было бы ошибочно выводить заключение, что они не имеют одежд отличных от мирян и в церковных собраниях; то также точно несправедливо было бы, на основании того, что в первые века Христанства духовные лица преследовались, выводит заключение, что они не могли носить особенных, отличных от мирян одежд, таких, в которых они появлялись в церковных собраниях.

О существовании священных одежд при Богослужении может говорить та христианская дисциплина, по которой требовалось правилом, чтобы некоторые христианские таинства, скрываемые от лиц, не утвердившихся в вере, совершались предстоятелем церкви над утвердившимися в вере в особенных, отличныхъ от употребления в обыденной жизни, одеждах, назначенных исключительно для церковного употребления и украшенных сообразно торжественности Богослужения. Если, далее, приступавшие к крещению должны были являться в одеждах белых, почему и назывались у отцов церкви снежным стадом; то что же будет невероятного в предположении, что и совершитель крещения имел такую же одежду?

У Григория Назианзина говорится что «служители стояли в блестящих одеждах, по образу Ангельского блеска чистоты». Так точно, при описании храма Воскресения Христова он говорит, что пресвитеры стояли вокруг него в белых облачениях. Отсюда нельзя думать, чтобы здесь шла речь о вновь введенном обычае, а не о древнем. Источники 4 века передают нам, что при крещении Императора Феодосия младшего все высшие сановники были в белых одеждах. После этого можно ли не признавать, чтобы духовные лица, совершавшие таинство, были без особенных одежд?

По словам Климента Александрийского, женщина и мужчина должны идти в церковь прилично одетыми. Нельзя предполагать, чтобы это требование еще с большей силой не распространялось на предстоятелей и служителей общественного Богослужения. Кроме того было бы несправедливо полагать несомненность сформировашейся во 2 и 3 веках церковной иерархии и разделения ее на высших и низших лиц, и в тоже время не допускать никакой особенной одежды для этих иерархических лиц. Не без основания в 4 веке церковные каноны уже требуют различных одежд для различных степеней священной иерархии. Так, в постановлениях Лаодикийского собора говорится, что «служитель не должен носить ораря, чтецы и певцы должны так читать и петь.» Вальсамон (12 в.) дает этому правилу такое толкование: «орарь есть принадлежность только диаконов». Собор Карфагенский запрещает дьяконам носить стихарь во всех других случаях, кроме священнослужения. Следовательно, из определения соборной власти видно различие одежд, употребляемых священнослужителями при исполнении своих обязанностей, от одежд, употребляемых вне исполнения своих священнослужительских обязанностей.

Так точно и блаженный Иероним говорит, что «как Ветхозаветные священники употребляли одну одежду при служении, а другую — в жизни общественной; так и мы не в ежедневных и не в очерненных обыкновенным употреблением одеждах должны входить во святая святых, но с чистой совестью и в чистых одеждах должны совершать таинства Господни.» В другом месте он прямо говорит, что «Епископ, пресвитер и дьякон и весь причт церковный, при совершении таинств являются облаченными в светлые одежды». О Римском Епископе Стефане III замечено, что он запретил священникам носить священные одежды в домашнем употреблении, но повелел употреблять их только в церкви. Особенно Григорий Великий заботился о том, чтобы духовное и Богослужебное украшение имело форму античную (древнюю).

Приводя доказательства о древнем происхождении священнических одежд, употребляемых священнослужителями при общественном Богослужении, мы видим, что употребление их имеет начало в Апостольском предании и еще в первые три века Христианства вошло в общий обычай

Мало того, древность указывает и сам цвет богослужебных одежд, для выражения особенного смысла и значения, именно: первоначальный цвет одежд был белый и оставался господствующим во все времена. О белых одеждах священнослужителей свидетельствуют Григорий Назианзин, Афанасий Александрийский, постановления Апостольские, Иоанн Златоуст, Иероним, Созомен и другие. Кроме того из свидетельства Созомена видно, что в 4 веке Епископы и высшее Константинопольское духовенство носило одежды и черного цвета, а новациане — белого.

Папа Иннокентий III повелевает богослужебные облачения разных цветов употреблять в разные времена. Так, белый цвет, как символ чистоты, должен употребляться в дни памяти исповедников и девственниц; цвет красный — в воспоминание апостолов и мучеников; цвет зеленый — в воскресные и другие праздники; черный, известный с 5 века, — в посты и в страстную седмицу до субботы и в дни иомиповения умерших. К этим цветам присоединен цвет фиолетовый, употреблявшийся во времена Иннокентия только два раза в год; позднее в поместных церквах он употреблялся чаще и соединялся с черным цветом. В Греческой церкви, по словам Гоара, в старину употребляли, по преимуществу, цвета священнических облачений: белый, красный и пурпурный. Одежды белого цвета употреблялись во всякое время, а одежды двух последних цветов только в Четыредесятницу и при поминовении умерших.

Поделиться ссылкой:

0 0 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
Сторим храм в Минске
Close
Богослужебные облачения
Close

Храм Спиридона Тримифунтского в Минске

Православный Приход Спиридона Тримифунтского в городе Минске +375444554124

hram-spiridona.by © Copyright 2020
Close
error: Content is protected !!